Главная / Новости / Мировой мотоспорт / Интервью Валентино Росси для GQ

Партнеры:

 
Какова
средняя
длина
болельщицы?
 
Рубрика: Поделиться ссылкой в соцсетях:
   Фэйсбук: 

Человеком номера итальянской версии журнала GQ стал итальянский мотогонщик, девятикратный чемпион мира Валентино Росси. Он рассказал GQ все самое сокровенное из своей личной жизни и карьеры. TheDoctor.Ru перевел эту статью для всех фанатов Валентино Росси в России. (Статья из журнала была достаточно объемной и была разбита нами на несколько частей).

    Мы знаем, что у тебя есть свои ритуалы, которые ты соблюдаешь на каждой гонке, чтобы заручиться помощью Богов. Такие ритуалы ты проводил и перед аварией?

    «Да, я всегда это делаю. Все началось с того времени, когда я еще гонялся в классе 250. Перед какими-то гонками мы встречались с друзьями и ходили в какое-нибудь кафе. После чего я побеждал на следующий день. Это включает в себя то, что места и люди не должны меняться, тогда это работало. Их у меня пять. Те же пять человек, как и тогда в том далеком году в 250. И так мы делали всегда, в ночь, в глубокую ночь перед гонкой мы ходили в бар к нашему другу. Он даже мог быть закрытым, неважно. Для нас его всегда открывали. Мы всегда ели и пили одно и то же за одним и тем же столом. Мы говорили одну и ту же фразу. И все срабатывало, если все мы были вместе: я, Уччо, Алби, Палацци и Пиви, мы повторяли определенную фразу несколько раз и если все делали правильно, то ритуал срабатывал. Видимо в этот раз что-то мы сделали не так».

    Чему ты научился?

    «Тому, что этот ритуал не приносит мне удачу, а нужен мне для того, чтобы подготовиться психологически. Когда наступает время гонки, мой уикенд начинается со вторника или среды. Когда я дома, я уже начинаю готовить себя к предстоящей гонке. Моих ритуалов очень много, но они важны для меня не с точки зрения удачи, а в плане концентрации, поймать нужную волну на гонку».

    Ладно, представим, что ты можешь создать свой чемпионат по мотогонкам, какие правила ты бы написал в регламенте.

    «Прежде всего, число участников не более 24-26. Я бы хотел, чтобы они гонялись на четырехтактниках. Я знаю, что все любят двухтактные 500, но, к сожалению, в мире сейчас есть место только для четырехтактных. Затем, я бы ввел 1000сс, не 800сс, с ограничениями в 16.000-17.000, а не 19.000, как сейчас, чтобы мотоциклы не могли пересекать отметку по скорости 360км/ч. Думаю, 320 км/ч будет вполне достаточно. Потом я бы запретил такое огромное количество электроники и всю эту помощь в вождении мотоцикла, кое-что, конечно, оставил бы, но не в таком количестве как сейчас. Я думаю, гонки получились бы очень интересными. Для меня это был бы идеальный чемпионат. А что касается покрышек, я бы предоставил разных производителей и возможность выбирать».

    Когда ты был в Хонде, люди думали, что лучшим результатом для тебя могла быть только победа. А теперь?

    «Были другие времена. Я был молод, быстр, и у меня была Хонда. «Ах, у тебя Хонда? Тогда тебе так просто, никаких проблем» так все говорили. Поэтому, правда, если я приезжал вторым, все считали, что я сделал что-то не так. Но на деле, это нормальные вещи, у всех случаются проблемы, и у самых лучших пилотов тоже. Поэтому тогда я и перешел в Ямаху. Но потом так случилось, что в Хонде тоже наступили другие времена. В Ямахе тоже. Теперь у меня молодые соперники. В следующем году я буду выступать за Дукати. Сейчас, когда я приезжаю на подиум, все от души меня поздравляют».

    Если ты так свято верил в свою любовь с Ямахой, что же случилось?

    «Знаете, кто тот человек, которого больше всего удивил переход в Дукати? Это я. Да, это правда. В 2008, когда я подписывал контракт с Ямаха на два года, я был уверен, что закончу с ними свою карьеру. Но не в 2010, я думал, в 2010 будет новый контракт, с ними же. Но со временем изменилось все. Ямаха начала относится к Хорхе и ко мне одинаково. А теперь, могу сказать, что кое-кто даже больше радуется его успехам, чем моим. А я выиграл с ними четыре чемпионата. В общем, у меня уже тоже изменились мотивации. И потом, все в Италии так часто спрашивали меня: «Почему ты не с Дукати? Зачем ты выступаешь за Ямаху, а не за Дукати?». И так я начал задумываться, действительно, а зачем?».

    Что заставило тебя решиться на контракт с Дукати? Их история, рекорды, деньги, слава, адреналин или что-то еще?

    «Дукати это итальянский мотоцикл, а я итальянец. Если бы я гнался за рекордом Агостини я бы остался в Ямахе, было бы проще. И уж особенно дело тут не в деньгах. В Дукати мне предложили ровно столько же, сколько в Ямахе. Я никогда не выбирал свою новую команду на базе денег. Ямаха сделала мне предложение. Я пошел с ним в Дукати и сказал: «Вы согласны на такую сумму?». Они ответили что да, и все вопросы на том закончились. Было просто. А самое главное, это мое желание испытать что-то новое, новый вызов, стимул, все это разжигает во мне азарт».

    Считаешь, что тебе достаточно заплатят?

    «Да».

    У тебя бывает такое, что ты думаешь: «Я бы хотел себе это позволить».

    «Да, часто. Авто за миллион евро, например. И еще мне нравятся красивые дома в красивых местах. Я мог бы потратить все деньги, заработанные за всю карьеру, на один дом. Но, все же, мне нравится удобная жизнь, поэтому я живу в Тавуллии и общаюсь с любимыми друзьями. У меня есть деньги, красивые машины, дома, но еще больше денег мне не нужно, мне не нужен Rolls-Royce и виллы в Beverly Hills».

    Какая твоя покупка сделала тебя счастливым?

    «Дом в деревне. Обычно я трачу деньги на автомобили, на обувь и на музыку. И эти три вещи делают меня счастливым».

    Ты сам себе начальник, или слушаешь тех, кто говорит тебе что делать?

    «Нет, я сам себе начальник, и я очень этому рад. И именно это и стало одним из главных моментов, которые изменили мою жизнь в последние годы. Сначала у меня был менеджер и еще несколько человек, которые работали на меня, и я зависел от них. В какой момент такая ситуация начала давить на меня, поэтому я принял решение работать сам на себя же. Я понял, что уже готов к этому. И знаете что? Это был один из самых счастливых моментов для меня за последние годы».

    Но все же Хонда не дала твоему отцу (и соответственно тебе) право провести тесты с NSR500 (на которой ты выиграл!). Следовательно, ты не во всем начальник.

    «Ну… Я начальник по отношению к себе же самому и по отношению к моей небольшой организации, и я очень счастлив. Но что касается остального, не везде принимаю решение только я, иногда мне приходиться прислушиваться к Ямахе и делать что-то, что говорят они. Мы работаем вместе, я не могу решать все сам за себя. Проблема в том, что Хонда обещала моему отцу, мне и нескольким моим друзьям, позволить провести тесты на 500, и предоставить мотоцикл, на котором я выиграл чемпионат. Но случилось так, что те тесты были отменены, такое случается. Потом эта тема была забыта. Это, кстати, тоже стало одной из причин, по которой я тогда перешел в Ямаху. С людьми из Хонды мы проводили длительные переговоры в свое время, и они гарантировали мне право на те тесты, и еще на то, что этот мотоцикл станет моим. А в итоге ничего из обещанного не было сделано, они только воспользовались этими обещаниями, чтобы подсунуть мне новый контракт, который я, кстати, подписал, как вам известно… Только я пошел на все условия, а они не сдержали свое слово. Они просто меня обманули».

    Теперь появились те, кто уже пытается… С того момента, как ты стал жертвой той аварии, кажется, что Стоунер и Лоренсо наконец нашли в себе храбрость, чтобы говорить о тебе все, что они думают на самом деле.

    «Да, и мне это нравится. Когда ты ранен и истекаешь кровью, более молодые это чувствуют и становятся сильнее и им начинает казаться, что теперь они победят: все как в джунглях. Но мне это нравится. Это правильно. В самом начале Лоренсо говорил, как Стоунер: «Ах, Валентино был моим героем, когда я был маленьким», но это не правда. Это все лишь лицемерие. Я только препятствие, мишень. Таким же для меня всегда был Бьяджи. Когда два человека борются за одну цель, совершенно нормально, что они ненавидят друг друга. А тот, кто это отрицает, лжет. Я не говорю о ненависти, как желании избавиться от человека любой ценой, но эта ненависть жестока. Поэтому мне приятно, что Стоунер и Лоренсо говорят обо мне то, что думают. Это, правда, а правда не может, не нравится».

    Мы видели гонку в Муджелло, и тот момент, когда Лоренсо надел твою майку 46 перед телекамерами, желая тебе скорейшего выздоровления. Мы так и остались сидеть с открытыми ртами. А ты что думаешь?

    «Это была фальшь и не более, и для меня это осталось фальшью. Я тогда был в больнице, видел все это и думал: «Какой же он кусок дер….а!».

    Хорхе Лоренсо сильнее, психологически, чем Бьяджи и Жибернау? Казалось, что с Бьяджи и Жибернау ты расправлялся легко, они скоро погибали психологически, а с Лоренсо создается ощущение, что больше страдаешь ты, чем он.

    «Я никогда не проводил настоящую психологическую войну с другими пилотами. В те годы я не заострял на этом внимания, я просто веселился, таким образом, придавая пикантность чемпионатам. Лоренсо не только сильнее психологически, он быстрее, чем Бьяджи и Жибернау. И это главное их различие. Главная психологическая война всегда происходит на самой трассе. Если ты быстрее другого, или вы идете на одной скорости, ты можешь провести с ним психологическую войну, но если ты медленнее, ты можешь говорить все что угодно, но ты все равно будешь позади. Факт в том, что мои соперники, особенно Лоренсо, Педроса и Стоунер, они принадлежат к другому, новому поколению пилотов, они намного быстрее Сете или Макса. У меня на этот счет нет сомнений. Из них троих самым стойким мне кажется Лоренсо, он очень сконцентрирован на своей цели и он очень быстрый. На данный момент я не самый быстрый из них, но когда я вернусь в форму, мы сразимся на равных».
 
Перевод - http://thedoctor.ru
 

24.10.2010


Rolls Royce с водителем напрокат

сделано в EleganceIT

Сайт делался в Новый Год