Главная / Новости / Отчеты о гонках / Биографическое интервью с Павлом Калининым, ч2

Партнеры:

 
Какова
средняя
длина
болельщицы?
 
Рубрика: Поделиться ссылкой в соцсетях:
   Фэйсбук: 

Продолжение. Часть вторая. «Первые соревнования».

В 2001 году меня познакомили с Евгением Гарбузом и он по телефону пригласил меня на гонки. Сказал: «Есть кольцевые гонки, я их организовываю, приезжай!» Я приехал на первое же мероприятие, которое последовало за нашим разговором. В Одессе у меня был один знакомый, иностранец, который тоже ездил на мотоцикле. Он исполнял обязанности директора пивного завода «Черномор». Я обратился к нему и сказал, что еду на гонки и спросил, не хочет ли он стать моим спонсором. В ответ прозвучало: «Деньгами не помогу, а вот пива могу дать, сколько хочешь!» Я к его предложению отнесся скептически, но 10 ящиков пива взял. Пиво раздавал налево и направо: тем, кто мне помогал мотоцикл готовить, малярам, которые красили мотоцикл, по дороге на соревнование раздавал гаишникам.

Мой «пивной спонсор» дал мне также палатку «Черномор», механикам – фирменные комбинезоны, т.е. в Харькове, на этапе чемпионата, наша команда получилась весьма презентабельной. В те времена еще никто не имел спонсоров, больших палаток, а мы приехали первый и выглядели на пять балов. Наша палатка к тому же была очень большая. Помню, пошел дождь, мы под палатку машины свои поставили и все спортсмены приходили к нам прятаться от дождя. А так как у нас в загашнике осталось еще ящиков пять пива, то всем очень понравилось у нас находиться.

На фото: Павел Калинин и его команда механиков (Харьков, 2001 год)



В Харькове ездили на автодроме, представляющем собой большой овал, одна сторона заезжает внутрь овала и выезжает. Конфигурация не хитрая, дистанция около 1 км с парой скоростных поворотов, плюс не очень хороший асфальт и короткие зоны безопасности. Участников тогда было мало. Я естественно, немного потренировался и за несколько дней многому научился, начал ездить «в колено» – для меня это была очень активная фаза. В итоге я на своем Yamaha FZR 400 с литровым мотором даже поборолся за какие-то призовые места. Сейчас уже точно и не вспомню, но примерно занял там то ли третье, то ли четвертое место. Кстати Миша Порхун тогда выступал.
 

В одном из интервью сайту motosport.ua, Михаил Порхун сказал, что он был одним из тех людей, которые «затащили» вас на кольцо…

Миша безусловно сыграл определенную роль, но я точно помню один звонок от нашего с Мишей общего знакомого, который сейчас является народным депутатом от фракции БЮТ (фамилию называть не буду), который набрал меня по мобильному и сказал: «Вот даю трубку Жене Гарбузу». Гарбуз мне озвучил то, что я упомянул ранее и для меня этот звонок был как внутренняя установка, а точнее как реальное приглашение. Именно после этого я приехал соревноваться. Миша Порхун меня познакомил с этим человеком, который в итоге свел меня с Гарбузом. Т.е. роль Порхуна безусловно присутствует. Мы с ним знакомы очень давно, всегда нормально общались. Кольцевой спорт появился в моей мото жизни очень вовремя, потому как я уже начал терять интерес к катанию на заднем колесе и прочим активным использованиям мотоцикла. На кольце задача обратная: как можно дольше и быстрее ехать на двух колесах, а не на одном.

На фото: легендарная "четырехсотка" с литровым движком



В 2001 году за этапом в Харькове последовали и другие этапы…

Мой дебютный харьковский этап был в том чемпионате предпоследним, оставался еще один. Я на него приехал, потренировался, но этап был отменен. Для меня тогда это может быть было и хорошо, потому что к тому моменту уже мотор «застучал» у мотоцикла. Я на этом мотоцикле очень много ездил на заднем колесе и масляное голодание сказалось. Еще одним плюсом стало более близкое знакомство с Валерой Гарбаруком. Вообще с Валерой я был знаком уже в 1998 или 1999 году. Я приезжал на «Чайку» на слет, который проводил клуб «Silver Bullets». Когда мы, участники слета, ехали из города на саму «Чайку», я имел неосторожность всех обогнать, включая так называемые «жилетки». За это меня изгнали со слета, на что я не очень расстроился, мне было интереснее покататься по трасе. И вот там-то я и встретил Валеру Гарбарука. У него уже тогда была какая-то Хонда «шестисотка». Валера задал мне вопрос: «А какое у тебя время круга?». Я в ответ: «Да я вообще не знаю какой тут круг, я тут в первый раз». Мы с Валерой прокатились парой, потом прокатились обменявшись мотоциклами. А потом один парень попросил у Валеры мотоцикл и разбил его тут же об отбойник. Когда я приехал на этот второй отмененный этап, мы вновь с Валерой пообщались, он проехал на моем мотоцикле и сказал: «Не понимаю, как ты вообще на нем ездишь?!». Он уже тогда был специалистом в «подвесочных» делах, а я вообще этому не придавал значения. У меня была очень дубовая вилка, я специально сделал ее жесткой, чтобы она не срабатывала до конца, иначе переднее колесо протирало радиатор. Мотоцикл то был переделанный, и в нем не все стыковалось гладко. Валера порекомендовал все это менять и исправлять.

После первой пробы пера я понял что мне нравятся гонки и я хочу продолжать. В 2002 году у меня появилась Yamaha R1, на которой я сделал пару гонок. Как я понимаю сейчас, тогда для моих навыков это был слишком мощный мотоцикл. А он еще был из первых «эрок», которые были карбюраторными, а соответственно отличались менее эластичными характеристиками двигателя. Он более резко реагировал на открытие ручки газа и соответственно у меня не получалось ехать на нем хорошо. У меня получалось на нем ехать даже хуже, чем на моем предыдущем FZR.

Перед тем как я выехал на этом R1, у меня случилась в городе серьезная авария, которая вылилась в семь дней реанимации. В результате этого происшествия я похудел килограмм на пятнадцать, и около трех месяцев приходил в себя. Потом я попробовал ездить на R1, но как говорится не пошло - я был не готов физически. Я понял, что нужно сменить мотоцикл и взял 600-кубовый Сузуки. В тот момент принял для себя такое решение: вот сейчас поеду на этом «джиксере» на соревнования на «Чайку» и определюсь для себя – или мне нравится, у меня получается и я знаю над чем работать, или я перестану ездить, ввиду какого-то надлома или физической неготовности.
 



Приехал я на этот этап. Стартовал в первой гонке, ушел со старта третьим или четвертым, не помню уже. Но хорошо помню, что шел я за Атиллой Эрдели (гонщик из Ужгорода), который ехал на желтой 600-кубовой Хонде. Я за ним зацепился и ехал так круг, два, три. А потом вижу, как я приближаюсь к нему в конце прямой, причем в какой-то момент ощутил, что приближаюсь прямо таки стремительно. Класс! А потом до меня дошло, что он тормозит перед поворотом, а я забыл об этом. Я попытался затормозить и войти в поворот, но не справился с управлением и вылетел в грязь. Упал без больших последствий, не повредился, на мотоцикле стекло разбил, пластик попортил. Достали байк из грязи, быстро его починили, привели на скорую руку в порядок и я без стекла выехал на вторую гонку – в классе Open. Едем, газуем, круг, два, три. В зрительском повороте, перед выходом на прямую я пытаюсь атаковать Гарбуза по внешнему радиусу. У меня это не получилось, я ловлю «лёгонький» хай-сайд и вылетаю с мотоцикла…

Что было дальше и какое решение принял Калинин после того этапа читайте завтра.
Также о харьковском этапе 2001 года можно прочитать перейдя по ссылке здесь - http://moto.kiev.ua

Использованы фотографии из личного архива Павла Калинина
Источник - http://motosport.ua
 

22.12.2009



сделано в EleganceIT

Сайт делался в Новый Год