Главная / Новости / Отчеты о гонках / Валерий Гарбарук, как все начиналось ч2

Партнеры:

 
Какова
средняя
длина
болельщицы?
 
Рубрика: Поделиться ссылкой в соцсетях:
   Фэйсбук: 

продолжение:
 
В 2000 году я принял участие в харьковском этапе чемпионата, откуда у меня и появился мой 76-й номер. Такого понятия, как иметь оракал и вырезать из него номера, в те времена не существовало. Где взять номера на мотоцикл? Нужно порезать какую-то наклейку! В Харькове автобазар находится на треке и я, чтобы решить проблему с номером, пошел на рынок раздобыть наклеек и вырезать из них цифры. И у одного из торговцев маслом увидел отличные готовые наклейки с номером «76» на оранжевом фоне, причем различных размеров. Я у этого торговца эти наклейки брал, он мне с удовольствием их давал, как спонсорскую помощь. В дальнейшем, всегда, когда я приезжал в Харьков, меня уже на базаре знали и давали мне наклейки.

Тогда я свой мотоцикл вез в Харьков на прицепе, а многие гонщики ехали верхом на мотоцикле, затем участвовали в гонках и опять же своим ходом возвращались обратно.
 


Я приезжал на гонки, откручивал зеркала, чтоб не дай бог их не поотбивать. Фару заклеивал номером. На своей Хонде я ни разу не упал, но также, ни разу не коснулся асфальта коленом. Более того, на моем комбезе не были предусмотрены слайдеры.



Я помню как на «Чайке» взял пластиковую бутылку, примотал скотчем к ноге, чтобы когда коснусь полотна не терануть кожей, а терануть пластиком. И дотянулся таки до асфальта, что было, откровенно говоря, страшновато. Мне даже кажется, что те люди, которые приходят на кольцо сегодня, им не так страшно дотянуться коленом до асфальта, как нам было тогда. Вы спросите почему? Потому что сейчас ты приходишь на трек и все вокруг тебя чертят коленом и не падают, а тогда можно было только увидеть фотографию с чемпионата мира, что такое вообще бывает. Как это делается живьем, показать тебе никто не мог.



Резина на моем мотоцикле была того 89-го года, как собственно и мотоцикл. За три гонки, что я на ней проехал, она ни капельки не стерлась. Она была порядочно дубовая, наверное, еще в момент производства, а за 10 лет задубела еще больше. Поэтому резина не держала ни как. Подвеска, по современным понятиям, не работала так, как должна была работать кольцевая подвеска. Но желание было большое, поэтому пришлось коснуться трека пластиковой бутылкой, чтобы понять, что это такое. После этого, на следующий сезон, я на этот комбинезон пришил липучки и начал цеплять слайдера. У меня был не гоночный комбинезон, это были обычные штаны без щитков. Они были мотоциклетные, кожаные, купленные по каталогу Louis за 100 марок. Точно такая же была и куртка, без щитков. По началу она пристегивалась к штанам, но позже, после первых падений, молния оторвалась, и комбинезон стал раздельным. Потом я падал и штаны протер до такой степени, что разодрал немного себе колено, а куртка задиралась до такой степени, что после падений у меня были царапины где-то на боку. После этого эпоха моего первого комбеза закончилась, в такой форме больше ездить было не уместно. Та первая форма покупалась из расчета для города, но зарекомендовала себя очень хорошо – я падал в ней не один раз, пока не пришлось ее выбрасывать, так что свое она отработала более чем.



В 2001 году я купил двухлетнюю Kawasaki, а Гарбуз приобрел новый инжекторный «Джиксер», самой последней модели. Т.е. на Хонде я отъездил только один сезон, в 2000 году . Тогда я покатался и понял, что спорт мне нравится, понял, что это интересно, но при этом понял, что моя Honda не является конкурентоспособной в силу моральной усталости. Начал искать новый мотоцикл. Искал варианты через знакомых, кто бы привез мне мотоцикл из Германии. В конце концов, мне привезли мотоцикл, с которым мне очень повезло, по той простой причине, что куплен он был у спортивной команды. Многие вещи я тогда был не в состоянии оценить, потому что не знал о них.



В той «Каве» была перепакованная вилка (в ней стояли тюнинговые клапаны), стоял тюнинговый задний амортизатор, который работал великолепно. Правда в тот момент я этого не осознавал, а просто ездил. А когда кто-то из коллег по спорту жаловался, что его на «Чайке» кидает в том или другом месте, я отвечал что у меня таких проблем нет. Я не знал в тот момент, что мне попался полностью подготовленный для гонок мотоцикл. После Хонды, для меня переход к Каве был таким же огромным скачком, как в свое время переход от Явы к Хонде. Это не потому, что это Kawasaki, а потому что разница с моей первой Хондой составляла целых 10 лет.



По всем ощущениям тот мотоцикл Kawasaki был намного мощнее, намного спортивнее, в нем было все то, о чем только можно было мечтать. Я очень обрадовался тогда, что на мотоцикле стояла 180-ая резина, потому что на Хонде в стандарте стоял сзади размер 130 или 140. Найти хорошую спортивную резину с размером 140 было не реально. А вот со 180-кой проблем не было: я шел на базар и покупал б/у резину, привезенную из Германии с укатанным по середине протектором. Зато бока были для меня в самый раз. Как правило, это были дорожные покрышки Metzeler, но они держали намного лучше, чем 10-летняя хондовская резина из моего первого опыта.

motosport.ua: Приобритение Kawasaki говорит о том, что амбиции у вас уже тогда были побороться за первое место в чемпионате…

Да, конечно. Я понимал, что езжу уже где-то не вдалеке от Гарбуза и что он, по сути, единственный конкурент. Еще одним конкурентом был Саша Настенко их Харькова на R1, но толком мы с ним так и не погонялись, потому что когда я купил Kawasaki и ехал на гонку в Харьков, Саша на тренировке поломал ногу, после чего имел долгие годы проблему с той ногой. Его карьера гонщика не сложилась из-за травмы в самом дебюте. Приехав в Харьков с Kawasaki, я помню, что откровенно боролся с Гарбузом, хотя достоверно не помню финальных результатов.



Та борьба дала мне понять, что я не зря купил этот мотоцикл. А Женя Гарбуз, понимая, что ему уже есть с кем бороться, купил в том же году новенький, самый продвинутый на тот момент мотоцикл – 750-й Suzuki GSX-R. Это был первый инжекторный мотоцикл, ознаменовавший новую эру, отказа от карбюраторных двигателей. На моем мотоцикле карбюраторы были отлично настроены под стоявший выхлоп.



Вспоминается один момент, связанный с резиной, который стал для меня настоящим откровением. Я ездил на этих «недоезженных» немцами колесах и даже привык трогаться на старте так, что бросаешь сцепление, и мотоцикл сначала буксует, а потом уезжает. Я к этому привык. А потом была ситуация в Харькове, когда у меня «кончилось» заднее колесо, и прямо перед гонкой, парень из Донецка (Руслан Цыплаков) продал мне покрышку Michelin Pilot, на котором я никогда не ездил. Ну Pilot себе и Pilot, подумал я, не придавая этому абсолютно никакого значения. Поставил эту покрышку, трогаюсь на старте и по привычке бросаю сцепление. А мотоцикл, вместо того чтоб традиционно для меня буксовать, моментально взбрыкивает на заднее колесо, да так, что я чуть не переворачиваюсь, потому что я такого не ожидал. Таким образом я очень сильно проиграл старт, но потом я ехал и не верил в то, что резина может так держать. Я ехал по повороту, на выходе добавлял газу и знал, что заднее колесо сейчас начнет проскальзывать, я привык к заносам. А тут еду, а заносов все нет и нет, я каждый круг добавляю в повороте газу, и дошло до того, что ручка газа уже упиралась, а ни какого проворота колеса нет. В тот момент я понял, что если бы был на такой резине с самого начала, то езда была бы совершенно другой. Но нужно было какое-то время, чтобы прийти к этому. Я тогда прозревал в каждом техническом аспекте.



Продолжение следует…
 
Источник - http://motosport.ua
 

12.01.2010



сделано в EleganceIT

Сайт делался в Новый Год