Главная / Новости / Отчеты о гонках / MotoGP: интервью с Ивановым и Леоновым

Партнеры:

 
Какова
средняя
длина
болельщицы?
 
Рубрика: Поделиться ссылкой в соцсетях:
   Фэйсбук: 

Предисловие от журналиста intramoto.ru :

Июньский номер журнала «Мото» уже в продаже, значит, можно немного рассказать о том, как писались наши материалы (интервью с Владимирами – Леоновым и Ивановым – и интервью с механиками класса Moto2).

Интервью с нашими Вовами мы, по просьбе главного редактора, запланировали сделать в Катаре. Но запланировать не сложно, воплотить – другое дело. Представители обоих гонщиков были удивлены: «Как, совместное интервью? Но ведь они из разных команд! Мы должны подумать». Сперва, переговорив с Кифером, дала согласия сторона Леонова. Сторону Иванова взяла на себя Надя, как человек, гораздо больше подходящий для дипломатических переговоров, чем я. Но, даже заручившись согласием команд, мы не были до конца уверены, как все пройдет.

Катар, тем не менее, одно из наиболее подходящих для такого интервью мест – расслабленная атмосфера. Не знаю, как так получается, но на европейских этапах мы успеваем только поработать, иногда – поужинать с друзьями, никогда – посмотреть город и выспаться. В Катаре же мы по окончании работы отправлялись на ужин, потом немного гуляли по Дохе, ложились спать, высыпались, неторопясь собирались, шли завтракать, и неторопясь же приезжали на трек к началу работы. Загадка.

Если я правильно помню, мы собрали ребят в субботу, после практики и перед квалификацией. Назначили встречу в кафе посреди паддока, увели их за столик на улице, предварительно обговорив, что рядом не будет представителей команд. Не знаю, правильным ли было решение сделать интервью с двумя гонщиками одновременно. С одной стороны – да. Вроде как «фишка». С другой стороны – не очень, так как, кажется мне, вдвоем Вовы немного стеснялись друг друга. Кажется так потому, что как только ушел Вова Иванов (ему надо было куда-то спешить), оставшийся Вова Леонов разговаривал куда более раскованно, и это составило хорошую часть материала.

Что касается интервью с механиками, то я начала его делать еще во время последних тестов в Хересе, в конце марта. В первый день тестов я познакомилась с Вовой Ивановым. Подошла после гупповой фотографии Moto2 и сказала: «Привет!» Примерно также в прошлом году состоялось мое знакомство и с Леоновым в паддоке Муджелло. Леонов тогда удивился: «Я думал, ты из фанатов – скажешь «привет» по-русски, а дальше уже по-английски». То есть ни один из русских гонщиков не ожидал встретить в паддоке русских журналистов.

Я уже знала, что хочу сделать интервью с механиками Иванова и Леонова. Но надо было выбрать еще и третьего. Персона и команда большого значения не имели, так что я пошла по пути наименьшего сопротивления – попросила Иванова представить меня его знакомому, механику Racing Team Germany. Всегда лучше не подходить самой, а быть представленной. И, несомненно, проще. У Дитмара оказался великолепный английский, так что проблем не возникло.

А вот с Василем, болгарином из команды Леонова, мы разговаривали по-русски. И это было не так просто, потому что его неплохой русский все же хуже моего среднего английского. Приходилось делать микс из двух языков.

Но больше всего мне понравилось общаться с Пьером-Луиджи, механиком Иванова. На MotoGP для меня, чем старше человек, тем интереснее с ним общаться. Многие вещи у людей за сорок (то есть высокомерие, зависть, склонность к сплетным) уходят (если они, конечно, вообще были), появляется мудрость и доброе отношение – к тебе просто хорошо относятся, не оценивают, не пытаются показать свое собственное превосходство – оно и так всем известно. Ну, и обычно механики куда больше общительны, чем уставшие от интервью гонщики или владельцы команд.
 

Статья журнала "Мото", июнь 2010 года:


В начале сезона стало понятно, какой огромный интерес в мире самых престижных мотогонок вызывает Moto2. В Dorna Sports сделали ставку на новый класс четырехтактных мотоциклов и, похоже, не прогадали. Теперь на стар­товой решетке около 40 «шестисоток». Среди участников – звезды, пришедшие из премьер-класса, и «злая» молодежь, рвущаяся в чемпионы. Гонщики едут очень плотно, и в этом «месиве» есть два наших соотечественника – Владимир Леонов (Vector Kiefer Racing) и Владимир Иванов, теперь выступа­ющий за Украину в команде Honda Gresini Moto2. Несмотря на плотный график работы команд, накануне первой гонки сезона в Катаре корреспондентам «Мото» удалось собрать двух гонщиков вместе, чтобы поговорить о жизни на треке и вне его.
 


- Часто гонки для спортсмена на­чинаются как хобби. С какого мо­мента это стало профессией?

Владимир Иванов: Для меня мо­тогонки сразу стали профессией. Никогда не рассматривал их как хобби. Мне, наверное, повезло. До гонок я занимался картингом, и мне это очень нравилось. Потом начал гонять на скутерах. Постепенно как-то из скутеров один до­рогой человек (Сергей Глаголев) помог мне попасть в «ЮКОС Мото­спорт», и дальше уже гонял в этой команде на больших мотоциклах. Мне тогда было около 20 лет. И, конечно, стать профессионалом помог Владимир Трущенков.

Владимир Леонов: Я занимался мотокроссом и участвовал в люби­тельских гонках. Ездил успешно, был рост, но, к сожалению, не было возможности посещать все мероп­риятия. Я знаю, многим нравился мой стиль езды. С 15 лет я начал ездить на большом мотоцикле, участвовал в кантри-кроссах. А в 2006 году меня позвали в «Век­тор», в шоссейные гонки. С 2008 я начал прогрессировать. Можно сказать, что настоящая работа на­чалась именно тогда. В 2007 я учился, пробовал, а в 2008 начал относиться к мотоспорту действительно как к работе. Но, прежде всего, я просто люблю гонки. Гон­ки –это круто! Они больше чем ра­бота, и вообще любовь к мотоцик­лам намного выше.
 

 
- Какое у вас образование? Было ли время, чтобы его получить?

В.И.: Должен признаться, что, к со­жалению, не закончил университет. Я пошел по стопам брата, поступил в БГТУ имени Устинова, на военно-механический факультет. Должен был стать специалистом по двига­телям летательных аппаратов. Бал­листических ракет, к примеру. На втором курсе уехал в Москву. А по­том начались гонки, сборы, увлече­ние дрифтингом. Времени на учебу не стало. В мотоспорте не требуют дипломов, но я буду учиться даль­ше. Не из-за «корочки», а из-за то­го, что голова начинает работать по-другому, ты развиваешься. И еще гонщику необходимо знать физику.

В.Л.: У меня нет серьезного образо­вания, но я совершенно точно наме­рен его получить. Хочу поступить в Институт физкультуры. Думаю, что свое будущее свяжу с мотогонками, и образование мне необходимо. Я хотел бы остаться в гонках, став менеджером команды.



- Многим людям одна и та же рабо­та со временем надоедает. Не на­доедает ли все время гонять на мотоциклах? Не стало ли это ру­тиной?

В.Л.: Иногда бывает, что опускают­ся руки, но это буквально на 1-2 дня. Если что-то не выходит, ты просто останавливаешься, берешь­ся за другое, и у тебя в итоге полу­чается то, что не получалось раньше. И ты начинаешь прогрессировать. А сказать, что «устал, все это надоело»... Если ты любишь свое дело, как это может надоесть? Ты просто сделаешь маленькую па­узу, чтобы разобраться в себе. Главное в гонках – любовь к мото­циклу. Это намертво, это с детства. Да, нелегко, ты постоянно трениру­ешься, все делаешь для того, что­бы ехать быстро. Все свое свобод­ное время посвящаешь этому. И когда получаешь результат, то настолько восхищен, что тебя это просто подпитывает, подпитывает, подпитывает. Если устал, отдохни и иди дальше. В.И.: Конечно, я люблю гонять на мотике. Очень люблю. Вообще люб­лю гонять. Тем более что этот чем­пионат для меня новый,  все такое интересное, необычное, классное. И мне пока все нравится.



- А бывают ситуации, когда опус­каются руки? Когда «выше мото­цикла не прыгнешь»?

В.Л.: «Опускание рук» – образно сказано. Главным в Моtо2 все-таки остается пилот.



- От одного очень уважаемого че­ловека – Карла Перната – доводи­лось слышать обратное (см. «Мото», №4-2010. – Прим. ред.).

В.И.: Он имеет в виду «королевский» класс, пилотов высшей кате­гории. Там, скорее всего, так и есть. Если брать Росси, Лоренцо и осталь­ных ребят, то все они могут про­ехать очень быстро. У них разная стабильность, но скорость на круге очень сильно зависит от мотоцикла. В Моtо2 нет электроники, здесь все просто: газ и тормоз. Различаются только настройки подвески.



- Тогда в чем могут быть трудно­сти в Moto2?

В.Л.: Первая – это гонщик, естест­венно.

В.И.: В принципе, нет проблем. Раз­ве что вибрация. Но, как говорит мой шеф-механик Пьер Луиджи: «Если у тебя есть чаттеринг, значит, у тебя есть грип». Переведу: «Если у тебя вибрация на колесах – на заднем или переднем, – то у тебя есть зацеп с асфальтом». Держак. На­стройками тяжело от чаттеринга избавиться, регулировками почти ни­чего не добьешься. Надо менять стиль пилотирования и адаптиро­ваться под него.



- Какое место в вашей жизни занимает мотоспорт и насколько жесткое у вас расписание? Как проходят ваши тренировки по поддержанию формы? Наверняка придерживаетесь специальной диеты…

В.Л.: Я сейчас пытаюсь составить предварительный график поездок в Россию и дел в перерывах между заездами. Как всегда, буду зани­маться физической подготовкой. Летом – мотокросс или супермото. Естественно, хочу покататься, поми­мо «джипишного» мотоцикла, поез­дить и на каком-то другом. В чем-то еще получать навык, не терять его, ведь он очень быстро теряется. Не забывается, а просто теряется. Ты должен всегда поддерживать фор­му. Тем самым себя подпитываешь и всегда находишься в драйве. А физическую форму вообще всегда нужно поддерживать, все здесь тре­нируются очень много. Реально все очень много вкалывают, потому что выдерживать гонки, например, в со­рокаградусную жару довольно тя­жело.

В.И.: Я бегаю, прыгаю, катаюсь на мотике. Все как обычно, как и все.

В.Л.: Я крутил велик, занимался май-таем и гонял на кроссе. Май-тай – это тайский бокс, только чуть пожестче, там все разрешено, бьют всем и везде. Очень популярная штука.

В.И.: У меня есть тренер в Украине, он занимается моей физической подготовкой. В основном, это бег, велосипед, растяжки, спортзал, мотокросс еще будет. Зимой был только бег на длинные дистанции. Бегал по 12-14 километров. Каждый день, 5 раз в неделю. Плюс два раза в месяц выезжал на трехдневные сборы с командой «Рива Мото», тре­нировал ребят. Но все равно сидел на мотоцикле, и это хорошо.

В.Л.: Что касается питания, стро­жайшей диеты нет. Если только в предсезонье, чтобы сбросить вес и быть готовым к первой гонке. Си­дишь без сахара, без соли, без плюшек (смеется). А сейчас иногда можно позволить себе есть много – в гонке расход энергии очень боль­шой. Со сладким надо быть осторожным, используя его как оружие для поднятия настроения. Хотя я ужасный сладкоежка.

В.И.: Хочу выразить благодарность Сергею Глаголеву по поводу диет и прочего. В начале моего пути он дал массу информации по спортив­ной подготовке, и я пользуюсь ею и сейчас. Не ем мучное (кроме пас­ты, так как она содержит «полез­ные» углеводы), не ем жирное, не ем вечером. Ничего сладкого, уже себя приучил. На завтрак обычно мюсли. Но на этапах ем все.



- Удается ли вам в таких жестких условиях вести личную жизнь?

В.Л.: Я усвоил этот урок еще в 2007 году. В принципе, вести долгосрочные отношения, когда ты занимаешься спортом, не очень легко. Тебя никогда нет рядом с девушкой, и порой тебя начина­ют пилить, как дерево лесорубы. Все потому, что мы мало времени находимся в России.

В.И.: Очень тяжело вести стабиль­ную личную жизнь. Во время этапов ты не можешь уделять девушке не­обходимое внимание. Наоборот, сам нуждаешься в постоянной поддержке и помощи. Возможно, вы­ход – когда есть дети, и жена остается с ними дома.



- У вас есть личный транспорт: машина, мотоцикл?

 В.И.: У меня даже мотоциклетных прав нет, и мотика своего никогда не было. Ну, а машина – микроав­тобус. Для дрифтинга у меня заря­женный «Скайлайн». Люблю гонять по городу боком. Этот спорт – как бы полуспорт, хотя РАФ его недав­но признал. Занимаюсь им про­фессионально для российского уровня. В этом сезоне собирался выступить в российской серии. Но из-за MotoGP эти планы при­шлось отложить. Скоро будет этап в Питере, где хочу выступить ради удовольствия.

В.Л.: У меня вообще ничего нет. Был «Эволюшн» в прошлом году, но я его продал. Мотоцикла тоже нет, вполне хватает прототипа. Так что сейчас на метро гоняю (смеется).

В.И.: Я тоже на метро езжу, когда в Москве. Так удобней.



- Кто ваши тренеры?

В.И.: Мой тренер по физподготовке живет в Украине. В целом, тренеры именно по мотоспорту мало у кого есть. Если разговор идет о гонках на маленькой трассе, человек может пойти, посмотреть и подсказать что-то. А в MotoGP ходи, смотри, но что ты можешь увидеть на громадном треке? Только один поворот, потом другой. По-моему, со стороны это достаточно тяжело. Это во-первых. А во-вторых, занимает очень много времени. В нашей команде иногда сам Фаусто Грезини старается по­мочь советом, смотрит на трассу.

В.Л.: Мой тренер по физподготов­ке – Сергей Глаголев. А по техничес­кой – Петер Бом, мой телеметрист. Он на трассу не смотрит, может под­сказать, какие ошибки я делаю, и все. Например, что, по его мнению, я торможу позже или раньше или не­правильно переключаю передачу. И почти всегда оказывается прав.



- У вас есть любимый трек?

В.Л.: Мне нравится «Индианаполис».

В.И.: Мне – «Мячково» (смеется). Нет, мне «Лаузиц» нравится, «Ев­роспидвей».

В.Л.: Но он не проходит в чемпио­нате. Вообще, «любимый трек» всегда ассоциируется с результа­том. Если катит и хорошая позиция, то, естественно, трек становится любимым, потому что у тебя там все получается. У тебя прет адре­налин, ты насыщаешься эмоциями. А если в «Мизано» или еще на ка­ком-нибудь интересном треке ты проехал плохо, в результате у тебя к нему появляется... неприязнь. Мне нравится «Индианаполис». Очень крутой, очень разнообраз­ный – много перекладок и есть быстрые очень интересные поворо­ты. Люблю ощущения внутри: ты находишься как бы в большом ова­ле, красиво.



- А «Лосаил» (трек в Дохе, Ка­тар. – Прим. ред.)?

В.Л.: «Лосаил» тоже интересный трек. Особенно ночью – он полно­стью преображается. Если по нему днем проехаться, трек совсем по-другому смотрится.

- А удобно ли вам ездить при искус­ственном освещении?

В.И.: Ужасно трудно, практически невозможно. Шучу! Нет, нетрудно.

В.Л.: Не слишком удобно – пока найдешь поворот, плюс свет этот. Расстояния кажутся другими, а точ­ка торможения не меняется.



- Сильно ли отличается мотоцикл Моtо2 от 600сс «Суперспорта»?

В.И.: Не особо отличается. Мотик как мотик. Ну, полегче чуток. Мотор такой же. Два колеса. Резина только другая, я на такой не ездил. Клас­сная. Вообще фигня, а не резина (смеется).

В.Л.: Резина, как говорят, не совсем подходит под эти мотоциклы – из-за нее возникает необычная вибрация.

В.И.: Не могу сказать, что это про­блема. Я уверен в покрышках Dunlop для «Суперспорта», они мне нравят­ся. Но для Моtо2 сделали какое-то странное колесо. Особенно переднее, которое вибрирует и все время скачет. А задняя покрышка не очень хорошо держит. Потому что жесткая. Наверное, рассчитана на длинную гонку. Я не ездил на покрышках, ко­торые рассчитаны на столько кру­гов. Так что покрышки другие, а мо­тоцикл – нет. Покруче, конечно, чем мой прошлый. Когда смотришь на него, так он кажется суперклассным, а по большому счету – мотоцикл как мотоцикл.

В.Л.: Ничего не могу сказать, так как год отъездил на 250сс и все ощущения немного смешались. Сейчас я очень люблю Моtо2. Не­давно попробовал прокатиться па­ру кругов на стандартном мотоцик­ле, и мне очень не понравилось. Просто отвык, и посадка на нем уже кажется неудобной. Насчет на­ших мотоциклов – прототип отлича­ется тем, что его никогда не на­строишь на 100 процентов. Если он настроен на 80 процентов, то это лучший мотоцикл на свете. Причем, если ты дальше начинаешь пытать­ся что-то изменить в настройках, очень легко можно ошибиться и по­пасть в 60 процентов возможнос­тей этого мотоцикла. И это будет вообще кошмар, а не езда. Поэтому у прототипа всегда есть какие-то недостатки. Если есть вибрация, ее не избежать. С этим просто нужно смириться. Идеальных мотоциклов не бывает.



- Что вы чувствуете прямо на старте?

В.И.: Жду, чтобы поскорее старто­вать. И волнение, конечно: повезет или не повезет. И думаю, как буду ехать в этот раз. Настраиваю себя, чтобы не испугаться в первом пово­роте.

В.Л.: Естественно, радость. Гон­ка – это ведь праздник. Адрена­лин, много адреналина, но глав­ное – это радость. Потому что гонки – это круто. Думаешь: «Сей­час буду мочить». И чувствуешь нервозность, естественно. Если ты стоишь тридцатым и у тебя перед этим было два тяжелых дня, то все равно в гонку настраиваешь себя правильным образом.



- Насколько хорошо вы с механика­ми понимаете друг друга?

В.И.: Мы только налаживаем отно­шения. Пока что я не заслужил вы­сокого авторитета в глазах шеф-ме­ханика, и он не слишком прислушивается к моим просьбам, считая, что он лучше разбирается в ситуации. Вдобавок, среди механиков только Пьер Луиджи (шеф-механик) говорит по-английски. Ни­какие действия с мотоциклом без его команды не производятся. У не­го другой взгляд на настройки, дру­гой подход к работе, не такой, к ка­кому я привык.

В.Л.: Сейчас все хорошо. У меня новый инженер, с которым я нашел хороший контакт. Он замечатель­ный человек. Когда Петер пришел в команду, то очень быстро во всем разобрался и теперь управляет тех­ническими вопросами. У Петера большой опыт, он работал в «Яма­хе» с Крачлоу в прошлом году. Сейчас у него появилась возможность попробовать вложить в нас весь накопленный опыт. Мы развиваемся вместе.



- Какие у вас взаимоотношения с партнером по команде?

В.И.: У нас с Тони Элиасом очень хо­рошие отношения. Он меня удивляет своей спортивностью и профессиона­лизмом. Много тренируется и по-на­стоящему крут.

В.Л.: Сейчас – отличные, мы с Ште­фаном Брадлом очень сдружились с конца прошлого года. Болтаем обо всем, созваниваемся. У нас ведь нет конкуренции, чтобы мы друг против друга бились за подиум. Пока что. Как сказал Штефан: «Как я могу его не любить и не дружить, если он мой тим-мейт». Мне нравится, как Ште­фан едет, как прогрессирует. Я его уважаю.

Владимир Иванов смотрит июньский номер "Мото" в гараже Gresini Moto2.


Автор: Каьерина Шостак
http://intramoto.ru
 

05.08.2010



сделано в EleganceIT

Сайт делался в Новый Год